В Украине насчитывается более миллиона наркоманов

То есть ваш орган будет консолидационным и координационным в реализации этой стратегии? В этом ее главная роль и значение. Но то, что он оказался в этом статусе, еще не означает, что он априори преступник. В Украине действует программа заместительной поддерживающей терапии — наркозависимые принимают метадон, бупренорфин.

Как уже всем известно в нашей стране впервые появилась ГОСУДАРСТВЕННАЯ СТРАТЕГИЯ В НАРКОПОЛИТИКЕ. Интервью с ее руководителем В Тимошенко предлагается вашему вниманию. Начнем с того, что Украина на всем евразийском пространстве оставалась единственной страной, которая не имела собственной стратегии наркополитики.

МВД, СБУ, таможня боролись с этим явлением, существовал комитет при МЗ — все эти службы выполняли какие-то функции в сфере контроля за оборотом наркотиков. Но все это было нецентрализованно, хаотично. Украина, например, вслед за многими странами присоединилась к программе заместительной поддерживающей терапии. И не было четкого представления о том, в каком направлении идти. Если в лодке каждый гребет как захочет, курс невозможно определить.

Для того чтобы в государстве все министерства синхронно работали, видели перспективы, и нужна общая стратегия и один координационный орган. Наша стратегия определит генеральную линию направления. А стратегия — это та база, та основа, которая для этого необходима. Может ДСКН давать какие-то указания, рекомендации другим ведомствам, работающих в этой же сфере, например МВД? Достаточно ли у вас сейчас полномочий?

В нем четко записано, что нашей службе должно быть предоставлено право на оперативно-розыскную деятельность для того, чтобы эффективно бороться с предложением наркотиков. Мы не учли такого момента, когда создавали одно монопольное подразделение в МВД, хотя и руководствовались благородными целями. В этой среде вращаются огромные деньги, что позволяет преступникам откупаться, включая и представителей закона.

И в ходе этой работы оперработник вдруг выходит … на коллегу из другого ведомства. А это скрыть уже нельзя, потому что факт зафиксирован работниками внешнего наблюдения, в записях телефонных разговоров. При этом мы также понимаем, что сегодня не так-то просто найти несколько тысяч человек, которые знакомы с оперативно-розыскной деятельностью и имеют стойкий антикоррупционный иммунитет.

В Украине насчитывается более миллиона наркоманов

Отсюда вытекает и отношение к наркоманам — политика была направлена в основном на наказание, общество их отторгало, эти люди изначально рассматривались как преступники и асоциальные элементы. Чтобы изменить отношение общества, нужно выработать соответствующую политику в государстве.

Стратегия должна многое изменить в мировоззрении чиновников, общества и в первую очередь самих наркозависимых. Мы говорим о том, что в их среде ключевым понятием остается стигма. Они загнаны в тень, воспринимают государственные структуры и общественные организации как враждебные к ним. Они прячутся еще с советских времен, когда было наказание за употребление наркотиков.

Сегодня и наркоман, и наркодилер, будучи задержанными, оказываются в равной ситуации. Последний — даже в более выигрышной, потому что у него есть средства, чтобы откупиться. Да, здесь, без сомнения, есть элементы, которые выливаются в асоциальное поведение. При этом эффективность ЗПТ вызывает в обществе множество споров: существует мнение, что наркоманов просто «пересаживают» с одного опасного наркотика на другой, который ничуть не менее опасен.

В нашей стратегии совершенно новая платформа, ведь в Украине раньше не было ничего подобного. Однако дело в том, что мы понимаем, с кем нам предстоит бороться. Следующее в этой триаде — общество, государство должно защищать. Если эту же дозу найдут у него в кармане, то его привлекут к уголовной ответственности. Во-первых, законопроект был представлен в соответствии с указом Президента.

Сегодня популярно: